Благо мне, яко смирил мя еси, яко да научуся оправданием Твоим (Пс., 118, 71)

 
 

"....огда я стал настоятелем Покровского храма, я пришел в гости к протоиерею Владимиру Кошечкину, который прослужил здесь 32 года и до сих пор живет напротив храма. Мы о многом говорили, отец Владимир рассказал много интересного об истории храма и тех людей, которые здесь служили и были его прихожанами. Потом он отдал некоторые храмовые документы, клировые ведомости, расписки и др. Среди бумаг я нашел три распечатанных страницы, на которых -повествовалась история Алексея Алексеева о посещении села Старый Покров, которую он записал со слов отца Владимира, когда тот был еще настоятелем. Это был 1993 год. Фрагмент этой истории мы предлагаем вашему вниманию.

священник Антоний Рыжаков

.....сторию про Марфу Подснежную передают местные жители из поколения в поколение. Сто с лишним лет назад жила в Савинском одна полоумная старуха Марфа. Была она безродной и, хотя имела небольшую покосившуюся избушку, доставшуюся от родителей, но существовала большею частию при Покрове, в богадельне, нищенкою. Так и жила она долгие годы, все к ней привыкли, привыкли к ее странностям. Бывало, сидит на паперти, просит милостыню, да вдруг скажет какому мужику иль женке невпопад: "Лошадь у тебе к Параскеве околеет". Или:" К средокрестной мальчиком разрешишься". И удивительно - все точно сходилось! Однако ж, когда бабы нарочно спрашивали Марфу о будущем, ничего не говорила:"Не знаю милые, не знаю. Один Бог ведает". Кто считал ее юродивой, кто обходил стороной, веря в ее дурной глаз. А однажды совсем учудила: как-то (а было это в 1904 году) говорит батюшке Ивану (протоиерей Иван Рудаков), вот грит:"Помру я на тот год, а ты меня, батюшка, не пойдешь отпевать, про меня-то забудешь, пойдешь к богатому. Ну да Бог тебе судья, да только знай, что помирать я буду не просто - в двух могилах побываю, да из одной-то выташат, а в другую три раза кидать будут". "- Да Бог с тобой, Марфа, - отвечает священник, - как же ж то человека не похоронить по обряду, да и откуда знаешь, что помрешь через год?"

о время шло, вот и лето минуло, наступили осенние заморозки, а там и снегом все припорошило. И тут заметили, что Марфа куда-то исчезла. Ну пропала и пропала, родных нету, никто искать не стал. А тут еще сказывали, что она собиралась на богомолье к Николе Радовецкому. Ну пошла и ладно, и бог с ней... Однако ж прошел месяц, минуло Рождество, незаметно и святки пролетели, и вот в канун Сочельника один покровский мужик отправился в лес проверить поставленные капканы (а в тот год ох снегу шибко много намело, ужасть, да морозы стояли с самого Введения - все в избах сидели далеко-то не отходили). Так вот, надел мужичок лыжи, да пошел на Сеньгу, по приметным местам своим. Шел, да заплутал что ли в завалах - вышел к каким-то буреломам. Тут видит: в одном месте яма-дыра небольшая в снегу, а края немного подтаявши, и пар оттоль идет. Округ же ничего, ни следов каких, ни примет.

н подумал, что нора какая звериная иль берлога медвежья. Ну мужик отчаянный был - стал рогатиной туда пхать. Вдруг слышит, из норы той голос человечий хриплый, еле-еле, словно с того света. "Девок позови, позови девок". На что мужик храбрый был, а тут оторопел, рогатина из рук вывалилась, сам от страха на ногах еле держится. Натерпелся. Уж не помнит, как назад в село залетел, лыжи по дороге растерял. Прибег к старосте, кое-как заплетающимся языком объяснил, в чем дело. Собрали народ, пошли глянуть к тому месту. Подошли, раскопали (всем миром все ж не так боязно), да под снегом нашли Марфу - уж была на последнем издыхании. Как попала она под сугроб, никто так и не смог объяснить, да только вся одежа на ней истлела, а сама до того отощала - кожа да кости, легкая была, как дите. Принесли ее в село, да и преставилась она в скорости. А в то ж время, в Мануйлово (деревня в версте от села) помер богатый купец.

ак перед батюшкой встало - хоронить безродную нищенку, с которой и взятки гладки, или идти отпевать купца-тысячника, где и подзаработаешь не алтын медный, и сыт с поминок уедешь. Так батюшка и порешил: сам в Мануйлово, а Марфу обрядить оставил дьячка.

огда ж хоронили ее, неладно получилось - один раз при выносе, на паперти, мужик оступился, да гроб уронили, Чуть дальше пронесли - чево ли, што случилось - опять гроб не удержали. Да в третий раз, когда опускали, полотенце порвалось - так гроб и упал в могилу, с каким-то зловещим гулом...

огда батюшке на другой день рассказали все, как было, то встал он у ее могилы на колени и зарыдал:"Прости меня, Марфа, Христа ради, прости..." Вот так было... А могила Марфы до сих пор сохранилась, там за сараем, старухи по весне ее прибирают; там и крест, и плита лежит. С тех пор и повелось ее звать Марфой Подснежной, даже молились у нее на могилке... Блаженная... Одно время хотели даже часовенку поставить, да тут времена поменялись, не до того стало... Вот такая история..."


 
 


Прихода
Благочиния
Московской Епархия
Московской Патриархии

Православие и мир
Православие
ТК «СОЮЗ»
Предание
Азбука православия